crc_banner_june

День первый. Перелет в Милан

Перелет

Ну вот и 19 мая. Путь предстоял весьма далекий, так как самолет вылетал из Риги. Искренне завидую латышам из-за того, что в их стране оперирует сразу несколько авиакомпаний-лоукостеров. Помнится до того, как основать опорный пункт в Риге, RyanAir отдавал предпочтение Таллину, но разумеется, не смог договориться с местным аэропортом.

Конечно, кто же пустит такого конкурента в свой огород? С трудом понимаю, как сюда попал EasyJet, но хотя, посмотрев на их цены, становится ясно, что эта компания хоть и является на словах лоукостером, но деле продает цены по вполне стандартным ценам, не создавая особой конкуренции Estonian Air.
Update: с 2011 года RyanAir смог проникнуть и в Таллин.

Так или иначе, пришлось избрать не самый удобный вылет из Риги. Добраться до рижского аэропорта, чтобы успеть к началу регистрации в 10.30 — оказалось также не так просто. Если ехать автобусом, то приезжаешь на вокзал около трех часов ночи, после чего надо еще как-то добраться до аэропорта, который находится за городом. И там еще коротать много часов около упакованных велосипедов. Поэтому я попросил отца подвезти нас до Риги на машине. Не самый дешевый способ, но остальные варианты еще хуже.

Выехали практически без запаса времени на форс-мажор. Перед самой Ригой мы попали в длинную пробку, образовавшуюся из-за дорожных работ. Можно было начинать нервничать, но кое-как проскочили. В аэропорту уже началась регистрация на наш рейс. Поэтому без промедления встали в очередь, сдали велосипеды, и отправились проходить таможенный контроль. Тут случилась некоторая оказия по моей вине, чего я от себя никак не ожидал. Видимо, сказался двухлетний перерыв в моих путешествиях. У меня в мыслях стояла установка насчет запрета на жидкости в ручном багаже, о чем не один раз говорил Вике, которая до этого момента на самолетах не летала. Но я совершенно забыл о всяких колюще-режущих предметах.

Как предусмотрительный путешественник, я сложил в ручной багаж весь инструмент, включая конторский нож и разводной ключ, снятые цепи и педали. Когда по требованию секьюрити я извлек это всё из сумки, выражение лица таможенницы можно было охарактеризовать как «удивленно-задумчивое». Действительно, что можно было подумать про человека, который пытается проникнуть в самолет с несколькими килограммами потенциально опасного железа, тогда как рядом на стене висит плакат с иллюстрированным списком запрещенных вещей.

Таможенница указала на что-то посреди кучи моего железа со словами: «вот это мы точно никак не можем пропустить». Я начал сопротивляться, так как решил, что она показывает на набор шестигранников. Лететь без этого инструмента мне никак не представлялось возможным, так как собрать велосипеды в аэропорту без шестигранников достаточно нетривиальная задача. Охрана рядом уже начала напрягаться, когда я осознал, что таможенница имеет претензию всего-то к разводному ключу. Смириться с потерей этого инструмента было значительно проще, поэтому я снисходительно позволил ей выбросить его в специальный мусорник, после чего мы расстались практически друзьями.

После всех этих волнений хотелось уже поскорее забраться в самолет, и забыться тревожным сном до самой Италии. Но не тут-то было. Уже прилетел наш рейс, выгрузил партию не очень довольных возвращением в родные пенаты пассажиров, и казалось бы, должна начаться наша посадка. Однако к самолету подкатил полицейский микроавтобус, из которого вышли несколько латышских копов. Они начали беседу с двумя оставшимися пассажирами прилетевшего рейса, пилотами и стюардессами. Пассажиры выглядели бодро: в ковбойских шляпах и майках.

Беседа прямо на летном поле продолжалась примерно полчаса, в ходе которых удалось понять по обрывкам фраз маявшегося рядом персонала, что пассажиры что-то натворили, и полиция решает, что с ними делать. По утверждению опытных стюардесс, инциденты с пассажирами — это обыденная ситуация, они без особого энтузиазма реагируют на просьбы погулять по крылу на высоте 10км или на жалобы на больших черных пауков в отделении для ручной клади. Вероятно, чтобы на летное поле вызывалась полиция, нужно сделать что-то более выдающееся.

Переговоры закончились в пользу пассажиров: те, с гордо поднятой головой проследовали мимо нашей посадочной очереди. Ну а мы, подбадриваемые персоналом, стали предъявлять паспорта с посадочными талонами, и организованной толпой грузиться на борт. Самолет Боинг 737-800, массово используемый компанией RyanAir, это что-то вроде большого автобуса, который набивают пассажирами, пока они не начнут мариноваться в собственном соку. Радовало лишь то, что лететь недолго, всего два с половиной часа.

Стюардессы, сетуя на потерянное время, подгоняли пассажиров, расталкивали тех по сидениям, и захлопывали на ходу отделения для ручной клади. Самолет начал выруливать на ВПП, замер на мгновение, и ринулся покорять воздушные просторы. Мурзик, несмотря на отсутствие летной подготовки, признаков паники не подавала. Её очень радовала уменьшающаяся в размерах земля, но скоро мы поднялись в низкие облака, и смотреть стало не на что.

Облачность оставалась над всей Восточной Европой, было скучно. Порадовал только неожиданно пролетевший под нами самолет, с длинным инверсионным следом. Я не ожидал, что самолеты на эшелоне расходятся так близко, было ощущение, что он пролетел всего на сто метров ниже нашего. Вид медленно удаляющегося самолета, с неподвижно застывшим инверсионным следом — это нечто завораживающее.

Кстати, большая часть пассажиров состояла из итальянцев. Кто летал с итальянцами, тот может представить, что это такое. В этот же раз, публика вела себя тише воды: вероятно впечатление произвела полиция в рижском аэропорту. За весь полет всего несколько человек проследовали в туалет, а стюарды, катавшие тележки с едой и напитками вдоль кресел, удивленно смотрели: практически все вежливо отказывались.

Облачность рассеялась, когда мы стали пролетать Австрию. Виды, открывшиеся внизу, были великолепны: заснеженные вершины, проплывающие совсем рядом, под днищем самолета, маленькие городки, затерянные между гор, петляющие дороги… Определенно, надо когда-нибудь побывать в Австрии! А тем временем, Италия становилась всё ближе. Самолет начал снижение, горы остались позади, где-то впереди лежал Милан. Приземлялись мы в городок Бергамо, из которого я запланировал добраться до отеля своим ходом.

___________________________________________________________________________

Милан

Италия, как всегда, встретила жарой. Организм не успевает понять, как это три часа назад был дождь и холод, а сейчас — солнце и зной. Собирать велики на такой жаре было не очень интересно. Мало того, найти для этого спокойное место около людного аэропорта тоже не очень просто. Наша маневренность несколько ограничивалась, так как у нас было два разобранных и упакованных велосипеда, плюс две велосумки, до упора набитые нужными вещами. Мурзик была в состоянии транспортировать только свою сумку, остальное висело на мне.

Неудивительно, что выйдя из аэропорта в таком навьюченном виде, я без промедления ринулся к стоящему неподалеку автобусу, на котором было написано Milan Centrale, вместо того, чтобы собирать велосипеды и ехать своим ходом в гостиницу. Мурзик, несколько озадаченная моей непредсказуемостью, бежала сзади. Погрузив велосипеды в багажник и выдав водителю 18 евро, мы залезли в кондиционируемый салон, удовлетворенно смотря на табло с забортной температурой «+30». Я объяснил Вике, что будет гораздо эффективнее, если мы соберем велики в центре Милана, и доедем оттуда 10км до своей гостиницы, чем будем сначала долго искать место для сборки около аэропорта, а потом пилить 50км до отеля.

Через тридцать минут мы уже были около центрального вокзала Милана. Прямо напротив входа оказался отличный тенистый парк с фонтаном, где я без малейшего стеснения развел деятельность, раскидав по округе упаковку, чехлы, части велосипедов и пакеты с инструментами. Мурзик тем временем отправилась озирать окрестности. Провозившись час или чуть больше, я с удовлетворением отметил, что велосипедам не было нанесено никакого ущерба перелетом, прикрепил сумки, и в целом, мы были готовы к трансферу. Мы собрали весь мусор и уложили его около небольших урн. Местные бичи, которые все время терлись рядом, с интересом поглядывали в нашу сторону.

Главной проблемой была невозможность переодеться в велоформу. Но так как до гостиницы всего десять километров, то можно было совершить насилие над собой, и доехать в джинсах. Однако, десять километров в знакомом месте очень легко превращаются в двадцать в незнакомом, особенно если это место — центр большого города. Хоть со мной и был так называемый GPS, полноценно наводиться я по нему не мог, поэтому мы сразу углубились не туда. Был как раз час пик, и миланское движение показало себя во всей красе.

Мои ощущения на тот момент можно было охарактеризовать фразой: «как домой вернулся». Мне очень не хватало этой суеты на дорогах, прошныривания между машинами, проездов на красный свет, и еще много такого, чего я в здравом уме не рискну делать в Таллине. Мурзик, напротив, была от такой движухи в шоке. От всей этой едущей непонятно куда автомобильной массы, бибикающих и шныряющих мопедов у неё, кажется, могла вот-вот начаться паника. Но взяв себя в руки, она стойко ехала за мной, повторяя мои странные повороты и развороты, которые мне приходилось делать, глядя на GPS время от времени.

Наш отель находился практически на окраине города, и чтобы добраться до него, нужно было выехать из центра. Кое-как мне удалось взять след, и по прежнему петляя, мы всё-таки приближались к вожделенному месту. Надо сказать, что добраться можно было бы гораздо проще, минуя большие улицы, но об этом я узнал только на следующий день, когда покатался по городу и разобрался с дорогами. Наконец, еще несколько запутанных улочек — и мы у цели!! Отель York! Я много раз смотрел на это место через Google Maps, с помощью их великолепного сервиса, где можно виртуально оказаться на нужном месте, и даже прогуляться по улицам. В реальности, конечно, всё выглядело совершенно другим.

Портье в отеле озадаченно смотрел на нас, на велосипеды и на распечатанную бронировку. Почесав затылок, он предложил пристроить байки в подсобное помещение их бара, что мы и сделали. Поднявшись в номер, приняв душ, мы почувствовали себя совсем расслабленными, а я про себя отметил, что гостиницы всё-таки имеют некоторое преимущество перед бомж-ночевками «под сосной». Я, как всегда в таких ситуациях был бодр и полн энергии, и несомненно выкатил бы сразу на миланские улицы, чтобы колесить по ним до глубокой ночи. Усталости не чувствовалось совершенно, хоть мы и встали сегодня в полчетвёртого утра. Однако Мурзик сказала, что хочет полежать пару часов, для восстановления сил.

В полдевятого вечера мы забрали велики из подсобки и поехали в город. Италия — южная страна, здесь темнеет очень рано. В девять было уже практически темно, и в центр мы решили не ехать, а просто покрутиться по окрестностям. Было очень тепло, воздух просто перенасыщен цветущими растениями. Такие теплые ночи бывают у нас в Эстонии быть может, два-три раза за всё лето. Настроение у меня просто зашкаливало. Неспешно катить по тихим улочкам, обдуваемым теплейшим ветерком: какое наслаждение.

Спешившись у небольшого кафе, мы попили чая с хрустящими булочками. Я бы с удовольствием еще катал и катал, но Вика захотела отдыхать, и мы поехали в отель. Там сидел уже другой портье, не понимавший по-английски. Он вошел в наше положение еще больше, чем первый, и выдал нам для хранения великов целый пустующий номер на первом этаже.

Всё было идеально. Лежа в кровати, я только немного жалел, что из-за жесткой привязки к плану, мы не можем остаться еще на один день в этом гостеприимном отеле, посмотреть Милан более обстоятельно. Но делать нечего, завтра вечером нас уже ждет Тоскана, куда мы должны долго и нудно добираться на поезде.

Дневной пробег: 32км

 

podpis-12

Ваши комментарии к статье:

Сайт Котовского

1 Комментариев

  1. ivvva: -

    Ааа! 19 мая — это ж мой деньрожденье!



Мне интересно ваше мнение!

Поставить себе аватар вы можете здесь.
Все комментарии премодерируются, ознакомьтесь с правилами комментирования.