crc_banner_june

День седьмой. Дорога в Гаэту

Прочь из Неаполя

Распрощавшись с гостеприимными служителями отеля, мы без особых колебаний поехали из чудесного Неаполя. И странное дело, когда мы пробрались на северную его часть, город как будто преобразился. Исчезли узкие улочки, дикий трафик, обезбашенно снующие через проезжую часть неаполитанцы.

Мы въехали в частные кварталы, утопающие в зелени, с ухоженными домами и садами. Оказывается, Неаполь может быть и таким. Немного жаль, что мы не успели увидеть город с этой стороны.

Мы двигались вдоль побережья на север, рельеф был замечательный: то взбирались на гору, то стремительно скатывались почти к самой воде. Невдалеке появился чудный островок, с ведущей к нему дорогой.

Сперва я хотел включить его посещение в наш маршрут. Но прикинув, что мы и так двигаемся вдоль изрезанного побережья, удлиняя наш километраж, и если еще включать во внимание все достопримечательности, то моей спутнице придется тяжело. Она подтвердила мои мысли, сказав, что нужно беречь силы, поэтому мы проехали мимо. Наверняка потеряли замечательные виды на Неаполь, а было бы очень интересно сделать несколько кадров со стороны моря, с самой высокой точки этого острова.

Пару слов о нашем маршруте. Мы уже двигались к конечному пункту нашего путешествия: вечному городу Риму. Это можно было бы сделать и на поезде, всего за три с половиной часа, но мне очень хотелось въехать в столицу своим ходом. Поэтому путь я рассчитал на три ходовых дня, примерно по 80-100 километров каждый: и не слишком утомительно для Мурзика, и есть время посмотреть-пофоткать. Две ночевки уже оплачены в городах Гаэта и Латина, таким образом нам нужно было сегодня добраться до Гаэты, которая находилась примерно в 80км от Неаполя.

Рельеф, как я уже говорил, вдоль моря был радостный: то вверх, то вниз. Мурзику это не доставляло особого удовольствия, а мне только подавай. Я с огромным энтузиазмом уезжал вперед, останавливался, осматривался, фоткал. Удивительно, но даже в предместьях Неаполя люди ухитрялись что-то выращивать прямо на крутых склонах. Вокруг было очень благодатно, несмотря на жару. Впереди лежал полуостров с какой-то крепостью. Опять-таки не удалось толком рассмотреть, что там и как. Увы, если у тебя жесткий график, расписанный по дням, то нет никакой возможности для импровизации. Приходится жертвовать многим, иногда даже тем, ради чего и затевается такое путешествие.

Мое глубокое убеждение, что каким большим не был бы отпуск, насколько не была бы продуманна программа, всё-таки это суррогат настоящего путешествия. В настоящем путешествии человек должен полностью проникнуться дорогой, нужно войти в особое состояние, когда окружающий мир постигается не глазами и фотокамерой, а душой и сердцем. Но в такое состояние никогда не войти, если в голове у тебя тикает счетчик, отсчитывающий время до отлета, когда в программе чуть ли не все достопримечательности страны, причем в разных её частях. Люди накапливали культурные ценности тысячелетиями, а ты хочешь всё посмотреть за две недели. Поэтому, можно лишь пройтись по верхушкам, увидеть какие-то тени, но истинная сущность, скорее всего, останется за кадром.

На самом деле, настоящее путешествие должно длиться столько, сколько нужно. Человек должен в один момент сам понять, что с него хватит дороги, и пора возвращаться домой. Я искренне завидую тем людям, которые могут бросить всё, что привязывает их к одному месту и отправиться постигать дорогу. Но кто знает, может и я когда-нибудь окажусь в их числе.

Шоссе на Гаэту

Таким образом, мы с Мурзиком потихоньку выбрались на шоссе, ведущее в сторону Рима. Можно было бы опять уйти к морю и двигаться вдоль побережья, но сверившись с GPS, я увидел, что мы проехали уже почти 50км, а до Гаэты еще вроде как не менее 70. Я-то рассчитывал дома километражи по картам, по прямым дорогам, не учитывая всех ответвлений, в которые мы заезжали, чтобы посмотреть на что-то привлекшее наше внимание. Видя, что обещанные 80км легко превращаются в 120км, я тревожно оглядывался на Мурзика. Пока она держалась стойко, и ехала бодро, но рельеф и палящее солнце могут утомить любого.

Я заметил, что мы въехали в какой-то странный населенный пункт. Вроде бы все как везде, типичные итальянские домики, но куда-то делось очарование маленького города. Дома казались заброшенными, многие окна заколочены, в садах горы хлама, всё очень неухоженное и грязное, вдоль дорог заросли из мусора. То, что дома не покинуты, можно было понять из того, что во дворах стояли автомобили, а на балконах сушилось разноцветное белье.

Постепенно всё начало становиться на свои места. На улицах стало попадаться всё больше негров, один другого чернее. Я понял, что здесь что-то вроде негритянского квартала. Только в данном случае квартал разросся до того, что захватил весь городок. Вероятно, еще пару десятков лет назад это была обычная провинциальная итальянская деревня, но в какой-то момент сюда подселили так называемых «беженцев» — халявщиков, приехавших из Африки расслабляться на деньги итальянцев. И через некоторое время беженцами пришлось уже стать коренным жителям, потому что жить и растить детей рядом с увеличивающимся поголовьем негров, для нормального человека невозможно. Поэтому к настоящему моменту мы проехали уже пятнадцать километров через этот странный городок, лежащий вдоль шоссе, и не заметили на улице ни одного белого человека.

В Гаэте нас ждал даже не гостиничный номер, а комната в хостеле. Просто не удалось забронировать с этой местности ничего другого, и теперь, сопоставив данный район с неграми и уровень, предоставляемый обычно хостелами, я не надеялся на приятную ночевку. Но впрочем, для нас главное – просто переночевать, а утром мы двинемся в Латину, где я забронировал самую дорогую гостиницу в нашем путешествии – целых 60 евро за ночь, тогда как обычно мы обходились 40. В провинции вообще сложно забронировать ночлег по интернету, выбор скуден, а цены прилично выше среднего уровня столицы.

Внезапно, поселение с неграми закончилось, и мы снова оказались на просторах, вокруг поля, холмы и горы.

Рельеф перешел в плавные затяжные подъёмы и спуски, на которых Мурзик начала понемногу отставать. И тут, как назло, пришло сообщение на мобильный телефон от хозяина хостела в Гаэте о том, что мы должны въехать не позднее пяти часов, иначе на месте никого не окажется. Это было неожиданно, так как на сайте, где я бронировал ночевку не было никакой информации об ограничении времени прибытия. Я быстро прикинул, что если мы немного подкинем угля, то вполне успеем к нужному часу. Отписав sms, чтобы нас ждали, я пришпорил Мурзика, и мы помчались в Гаэту.

К сожалению, через час я понял, что успеть к пяти мы никак не сможем. Мурзик кочегарила с несвойственной для неё скоростью, я видел, что еще немного, и бодрый темп, рельеф и жара её доконают. Объявив незапланированный привал, я снова отправил sms, в котором описал наше бедственное положение, на что получил ответ, что нас подождут максимум до шести.

Гаэта

Наконец, мы въехали в городок Формиа, сразу за которым расположилась наша Гаэта. Я с удивлением заметил, что окружающий мир изменился до неузнаваемости. Всё было чисто, аккуратные ухоженные домики, веселые итальянцы, выкрикивающие «чао» при нашем появлении, широкие улицы, спокойный трафик. Никто не суетился, а водители даже не сигналили. Казалось невероятным, что всего в пятидесяти километрах отсюда простирался ужасный район с неграми, а в ста – несмолкающий гудящий Неаполь. Мы ехали и наслаждались, определенно эти места казались нам сейчас тихим спокойным раем.

Время, однако, поджимало. Я сориентировался по GPS: до нашего хостела оказалось всего пять км, но время уже совсем поджимало. Я отдал команду Мурзику снизить темп до матрасного, а сам тем временем рванул вперед. Найдя нужную улицу, я прислонил велосипед к каменной ограде, чтобы Вика не проехала дальше, а сам побежал пешком оставшиеся сто метров. Дорога шла вверх очень круто, не менее 25% подъема.

Поднимаясь, таким образом, я осматривался, не понимая, какой же здесь может быть хостел. Район этот явно частный, причем не самый бедный, судя по домам и автомобилям. Найдя нужный номер дома, я пытался понять, где нам сегодня предстоит ночевать. Во дворе стоял какой-то пожилой итальянец, который заметив меня, подошел к воротам. Я показал ему нашу бронь, спросил про хостел, но он явно ничего не понял. Было ясно только то, что его дом – это не то, что я разыскиваю.

В некотором замешательстве я позвонил хозяину хостела. Он на довольно хорошем английском объяснил, что его хостел находится за тем домом, около которого я стою (осмотревшись, я заметил дорожку). Оказалось, что сам он не сможет нас принять, так как не в Италии, а ждет нас его подруга Донателла, которая все покажет. Я прошел по дорожке, вошел в какие-то ворота, и увидел девушку. Это и оказалась Донателла. В недоумении я смотрел на белую двухэтажную виллу, располагавшуюся за её спиной. «Это и есть ваш хостел?» — спросил я, и получил от неё утвердительный ответ.

Я объяснил нашу ситуацию Донателле, и спустился вниз, к основной дороге. Мурзик тем временем как раз подъезжала в расслабленном темпе. Я сбивчиво рассказал ей про чудесный белый дом, который нас ждет, и потащил оба наши велика на гору. Признаться, по такому косогору, с двумя груженными велосипедами я забрался наверх с большим трудом.

Донателла смотрела на нас с плохо скрываемой гаммой чувств. Я объяснил ей, что сами мы из России, путешествуем по Италии на велосипедах, а сегодня приехали своим ходом из Неаполя, причем последнее её шокировало больше всего.

Донателла повела нас в нашу комнату. На втором этаже располагались три комнаты и ванная. Как выяснилось, на этой неделе мы единственные постояльцы их хостела.
Наша комната была очень позитивная, в ярких светлых тонах, с современной мебелью из Икеи. Для нас были приготовлены запасы в виде белого хлеба, джема, яблок, апельсинов и сока. Также мы могли пользоваться кофейным аппаратом и чайником. На большом открытом балконе нас ждет стол для пин-понга, а в саду гриль. Кроме этого, в доме был бесплатный wi-fi, пароль от которого нам немедленно выдали. И уж совсем приятным бонусом шла маленькая собачка Priscilla (Присчилла), которая бегала вокруг нас, желая познакомиться. Я бы не променял такое ни на один пятизвездочный отель мира.

Недоразумение с чек-ин тоже разрешилось. Я был виноват сам, так как на сайте было написано, что постоялец должен сам заявить о себе и назначить время, когда его встречать. А так как мы ничего не назначили, то хозяин организовал прием, как смог.

Мы ходили следом за Донателлой, пока она нам все объясняла, не в силах поверить, что на сегодняшнюю ночь это всё станет нашим. Уж на что я не рассчитывал, так это на ночевку в этом райском местечке, в частном доме. Мурзик преобразилась на глазах. Еще десять минут назад она была уставшей до крайности, сейчас же её глаза горели энтузиазмом.

Донателла пожелала нам хорошей ночи, выдала ключи от дома и от ворот и сказала, чтобы завтра, уезжая, мы оставили их в комнате и захлопнули двери. После этого мы остались одни, в своем доме, хотя бы на эту ночь. Ошалевшие от внезапно свалившегося счастья, мы не могли прийти в себя, ходили вверх-вниз, осматривали сад. Вика пошла переодеваться, а я взял камеру и вышел во двор. Уже понемногу начинало смеркаться, но я сделал несколько кадров. Вид открывался неописуемый:

В воздухе была разлита такая благодать и тишина, что я завалился на диван-качалку и в блаженстве вытянулся. Тут же прибежала Присчилла, запрыгнула ко мне и задышала в ухо.

Долго полежать не удалось, из окна меня призывала Мурзик.

Вечер в раю

Она уже окончательно освоилась, приготовила ужин с кофе и звала меня. А я уже оформил в голове предложение, и тут же его выдал. Нет сомнений, что это место просто самое замечательное из всего того, что мы видели в Италии. Будет преступлением против самих себя завтра утром отсюда так просто уехать. Да, у нас уже оплачен отель в Латине. Да, у нас еще два дня на дорогу в Рим. Но, во-первых, мы можем позволить себе потерять эти оплаченные 60 евро за гостиницу, а во-вторых, двухдневный план из Гаэты до Рима с ночевкой в Латине основывался на малом дневном километраже. Если мы возьмем себя в руки, не будем отвлекаться и поедем кратчайшим маршрутом, то без проблем окажемся в Риме за один день. Расстояние – всего 120км, ровно тоже самое, что мы сделали сегодня.

Мурзик тщательно обдумала предложение, посмотрела через окно на море, и сказала, что согласна, но с тем условием, что завтра будет день без велосипеда. «Ради ТАКОГО мы просто обязаны пойти на жертвы, финансовые и физические», — заявила она.

Несмотря на усталость, Вика захотела сходить в город, прямо сейчас. Я, разумеется, только поддержал такой настрой. Захватив с собой камеру, мы спустились с горы и направились в Гаэту, которая лежала в паре километрах. Уже темнело, и городок выглядел таким уютным и притягательным, что я не смог его не сфотографировать:

«Отличный пляж, обязательно завтра там покупаемся», — сказала Мурзик. «Отличная гора, обязательно завтра туда заеду на велике», — сказал я про себя. Гаэта в этот тихий вечер была очаровательна. В чем-то непохожий на другие итальянские города, никакой суеты, тишина и чистота. Мы прогулялись вдоль набережной, выискивая ресторан, так как мы сегодня даже не успели полноценно пообедать.

Наконец, выбрались к ресторану Buffalo. Официантка, видя наше замешательство при поиске нужного блюда, сказала по-русски: «вам попроще или подороже?». Как оказалось, она из Украины, живет здесь, в Гаэте. Немного пообщавшись с ней, мы стали ждать заказанную пасту и салаты.

День подходил к концу. Уставшие, но счастливые, мы пришли домой, где нас ждала Присчилла. Завтра предстоял день расслабления.

Дневной пробег 124км.

 

podpis-12

Ваши комментарии к статье:

Сайт Котовского

3 Комментариев

  1. Ansar07: -

    Было очень интересно до сих пор читать Ваш отчет, пока не наткнулся на откровенный рассизм. Очень жаль. Не ожидал… Дальше чё то как-то и не хочется читать.

  2. Котовский: -

    Ansar07

    «Дальше чё то как-то и не хочется читать.»

    Нет проблем, не навязываю. Зачем только до меня это доводить?

  3. Сергей Михась: -

    Ansar07
    А где расизм был усмотрен? Виктор все правильно сказал, понаехало негров, живут на пособии, поэтому все у них в упадке и нормальному человеку, привыкшему к чистоте, среди мусора будет
    «чё то как-то и не «…приятно находиться. А по поводу заморочек «правильных» словечек типа: афро американец или афро итальянец, может еще их называть афро африканец? Меня так в школе учили, что представители африки имеющие черного цвета, из-за отсутствия пигментации, кожу-называются НЕГРЫ. И что здесь расистского?



Мне интересно ваше мнение!

Поставить себе аватар вы можете здесь.
Все комментарии премодерируются, ознакомьтесь с правилами комментирования.